«Поп»: сага о вере и добре

Темой фильма «Поп» режиссёра Владмира Хотиненко стали малоизвестные события времён Великой Отечественной войны: деятельность Псковской православной миссии на оккупированной территории. Прообразом главного героя фильма, отца Александра Ионина, явился Архимандрит Иоанн (Крестьянкин). Фильм был снят по благословению уже ушедшего из этого мира Патриарха Московского и всея Руси Алексия II, отец которого, священник Михаил Ридигер, также продолжал служение на оккупированной территории.

Кто они, оставшиеся «под фашистом»: мученики или предатели? Кто они, под эгидой захватчика восстанавливавшие храмы и церковные службы? Оставим ответы на эти вопросы на откуп зрителю, а обратим внимание на совсем другую сторону этого незаурядного фильма, в котором проникновенно и спокойно показано, что такое мораль, вера, бесстрашие, служение и атеизм. Это, видимо, гораздо важнее привычных разборов зверств СС и НКВД.

Фильм многоплановый, не стану излагать его в повествовательной хронологии, просто попытаюсь обратить внимание на то, что показалось важным и близким.

Суть религии

Отец Александр Ионин, человек патриотически настроенный, соглашается на служение в оккупации и восстановление храма, чтобы помочь пастве, страдающей под игом захватчика. Однако суть этого решения глубже, ибо отец Александр безусловно служит Иисусу Христу и тем, кто принял Его прибежище. Нам, воспитанным в материализме, первое кажется более весомым, но это не так. Исполнение высшего долга стоит выше мирского, как бы это ни казалось странным. Именно о такой позиции говорится и в «Библии» и других священных писаниях, в частности, в «Бхагавад-гите» — об исполнении высшего долга и о предании себя Богу.

Отец Александр — знаток ритуалов, но он выше ритуалов, он понимает их суть. Он готов сходу исповедовать солдата (Алексея Луготинцева), который по невежеству пришёл его убить. Он это делает, заботясь о ближнем, с желанием облегчить участь потенциального убийцы священника. «Боишься смерти?» — спрашивает Алексей. «Боюсь», — спокойно отвечает священник, — «но если пришёл мой час, то и слава Тебе, Господи! Прежде, чем совершишь задуманное, разреши, я хотя бы отпущу тебе все твои грехи». Храбрость и искренность священника совершают чудо: солдат прозревает и становится его сторонником.
Отец Александр — образец человека с твёрдой верой, победившего страх. Он проповедует палачам партизан, призывая их отказаться от казни, сходу, спонтанно, из любви. Он удочеряет еврейскую девочку, которую успел покрестить до оккупации и у которой убили всех родственников. Впоследствии он даёт приют, родительскую любовь и религиозное образование детям, пережившим концлагерь и блокаду Ленинграда.

Атеизм и мораль

Полагают, что среди атеистов много высоконравственных людей, что вера в Бога не при чём, что главное — воспитание. В этом есть истина, но когда человек встаёт перед выбором: оклеветать, предать кого-либо ради спасения себя и близких или же не делать этого, атеизм даёт сбой. Начинаются долгие рассуждения о том, что важнее, кто ближе и т.п. Если же человек верит Писаниям, то он знает, как действовать, как бы это ни было больно и трагично для него. В той же «Махабхарате» воителю Арджуне приходится воевать с близкими ему людьми, но он это делает, ибо они воевали на стороне зла. В «Бхагавад-гите» говорится, что там, где Бог и его преданный, там всегда — изобилие, победа, сила и нравственная чистота. Можно сказать также, что атеист настолько нравственен, насколько он (пусть неосознанно) религиозен, т.е. верит в слово Божье, а не просто традиции, ритуальность и приверженность тому или иному образу жизни.

Отец Александр не ошибается в выборе пути и поступков: он и его деяния хранимы Богом. Он смиряется, если его усилия не приносят результатов, он сохраняет честность, когда «выгодно» оговорить себя на допросе НКВД. До последней секунды своего миссионерского служения отец Александр думает о ближних, о пастве.
Образцом жертвенности и альтрузма является также и жена отца Александра, матушка Алевтина Андреевна. Она, понимая, чего это может им стоить, принимает детей в семью, когда муж советуется с ней. Советуется, ибо любовь не терпит насилия и авторитаризма. Матушка Алевтина заболевает тифом, из-за того, что возила еду, одежду и медикаменты в концлагерь, и понимая, что смертельно больна, она уходит в лес, чтобы не подвергать людей опасности заражения.

Отец Александр мужественно переносит смерть любимой жены. Он вообще проявляет невероятное смирение. Он почтителен ко всем, даже к юным послевоенным нахалам, которые обращаются к нему панибратски, а отец Александр относится к ним как к детям. Его спокойствие, бесстрашие и любовь покоряют их сердца и сбивают с них спесь.

Изголодавшиеся по вере

В фильме также показано, что Божья искра живёт в каждом. Воспитанные в атеизме жители деревни, где отец Александр восстанавливает церковь, с искренним энтузиазмом (по-гречески: божественным вдохновением) и неподдельной радостью достают со дна реки утопленный колокол, выносят из храма «иконы» советского атеизма, закрывающие настоящие иконы. На Пасху немцы приводят в храм наших военнопленных — тоже достижение отца Александра — они идут крестным ходом со свечками в руках мимо охранников с лающими собаками... «Бог, Ты теперь будешь меня защищать?» — спрашивает приёмный сын, глядя на икону. В этом тоже проявляется жажда найти прибежище в мире, в котором уже никто о нём не заботится. В мире, где женщины, дети и старики воспринимаются как средства достижения эгоистических целей, как объекты эксплуатации и насилия.

Не таковы ли и мы? Как мы живём? Во что верим? Что нас влечёт? В загазованных городах мы пьём воду, которую подвергаем очистке адсорбентом, мы ругаем соседей и власть предержащих, ненадёжную технику, всё и вся. Наша жизнь словно жизнь на оккупированной территории, но кто оккупант? Подходим ли мы к лежащему на земле человеку или с презрением бросаем: «Напился, свинья!» Готовы ли мы простить ближнего за то, что он нас толкнул в транспорте и не поступаем ли сами так же? Насколько мы честны, даже не с другими, с собой? Не вызывают ли в наших сердцах террористические акты панический ужас? Любим ли мы ближних, не говоря уже о дальних? Или наши дети всего лишь средство утверждения нашего самолюбия, если они дают повод для гордости, или изгои в собственной семье, если это не так?

Что для нас религия? Возможность приобщиться к очередной толпе, называющей себя последователями той или иной конфессии, или шанс изменить себя и своё окружение к лучшему? Желание казаться религиозным или готовность отдать свою жизнь за веру?

Эти вопросы обращены внутрь каждого человека, к его сердцу, они могут быть разными для каждого, но искренность ответов — это шаг к той самой правдивости без которой нет ни истинной религии, ни праведности.

Г. Вихарин

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Телефон: 589-59-47

Мобильный: +7-916-570-2201

Email: Отправить сообщение

Внимательно изучая информацию этого сайта, Вы сможете понять основы ведической философии и культуры, ее связь с другими мировыми культурами, а главное сможете применить знание Вед в своей собственной жизни — и благодаря этому сделать ее счастливой и гармоничной.