Декаданс постиндустриальной эпохи

На дворе кризис и, к сожалению, именно он зачастую нужен нам, чтобы вновь поставить для себя вопросы мироздания и богопознания. Но так ли плох кризис для человечества? Может он наконец пробудит в людях интерес к творчеству или духовной жизни? Об этом мы беседуем с философом-востоковедом, первым русским саньяси, Мастером бхакти-йоги Вадимом Тунеевым (Бхакти Вигьяном Госвами Махараджем), семинары которого проходили в рамках Декады духовного развития, организованной Институтом прикладных духовных технологий в г. Алматы.

— От многих астрологов и разного рода оракулов мы часто слышим словосочетание «Золотой Век» — своего рода расцвет в эпоху деградации. Видны ли сегодня его первые признаки?

— Если рассматривать духовное состояние современного общества, то оно явно оставляет желать лучшего. В основном людьми сейчас движут материальные ценности. Они думают, что именно достижение материальных целей сделает их счастливыми. Все здесь ищут счастья, но большинство людей, к сожалению, ищут его не там, где они его потеряли. Даже если и настанет золотой век, пока сложно сказать каким образом это произойдет. Потому, что сначала должен произойти кардинальный поворот в человеческих ценностях. Система жизни людей на планете построена сейчас так, что она, мягко говоря, не поощряет духовный образ жизни, культивирование духовных ценностей. В людях в основном воспитывают жадность — вся экономическая система построена на этом. Правда, благодаря, этой линии в человеческом сознании все человечество зашло сейчас в тупик. Кризис, поразивший общество грозит стать тотальным. Это и экономический, и кризис власти, экологический кризис, кризис свобод, семейный кризис, кризис человеческих отношений, кризис современного образа жизни и, наконец, мировоззренческий кризис.

Наличие этого кризиса дает нам право предполагать, что современное человечество, вероятно, очнется и попытается пересмотреть те принципы, на которых строится их жизнь. Ведь нынешняя страница истории человечества началась лет около 300 назад в Западной Европе с эпохи Просвещения, поставившей в центр мироздания человека и вытеснив оттуда Бога. И глобальный кризис, который мы имеем сейчас это всего-навсего проявление и результат установки, полученной нами от творцов эпохи Просвещения. И я не уверен, что Золотой век настанет скоро. И если он настанет, то прежде в человеческом сознании должны произойти серьезные перемены.

— Как известно, декаданс — предчувствие катастрофы всегда пробуждает у людей невиданный интерес к творчеству. Ведь все мы помним, что дал мировой и русской культуре т.н. «Серебряный век». Возможно ли его подобие сейчас?

— Не стоит забывать, что за прошедший век человечество очень сильно деградировало. Мне трудно сейчас увидеть среди современных поэтов или композиторов кого-то, кто хоть как-то приблизился бы к Анне Ахматовой, Осипу Мандельштаму, Александру Блоку, Сергею Рахманинову. Сейчас есть авторы вроде Пелевина, но я думаю вряд ли кто-то решится сопоставить масштабы. Я думаю, что для того, чтобы всплеск творческой энергии все же произошел нужны какие-то другие условия. А может просто нужно еще время, чтобы люди действительно ощутили тревогу. К сожалению, за то время, что прошло с «Серебряного века» человечество много, что открыло. Например, телевизор. И сейчас дети сызмальства воспитываются телевидением, что едва ли положительно влияет на развитие их творческих способностей. ТВ — очень страшная вещь, которая по большей части отупляет человечество. И все это — не самый лучший фон для рождения нового «Серебряного века».

— Сейчас весь православный мир переживает печальное событие — скончался Патриарх Алексий II. Как вы думаете, что сейчас ждет духовный мир России, так как патриарх, при всех его недостатках, был для многих русских людей непререкаемым авторитетом?

— Он безусловно, заслужил авторитет свое жизнью, посвященной служению и лично я испытываю к нему искреннее и неподдельное уважение. Мне трудно делать какие-то предсказания, но мне очень хочется, чтобы духовные принципы, лежащие в основе православной веры восторжествовали в сердцах верующих. К сожалению, очень часто в наше время они подменяются какими-то другими ценностями и идеалами.

— А какими именно?

— Любая настоящая религия должна объединять людей, а не разъединять. Потому, что в ее основе лежит само наличие Бога, как центра мира и человека, что синтезирует мир в сердцах. Основной принцип, лежащий в основе православного учения — принцип любви к Богу и, соответственно любви к ближнему подменился во многом частными интересами. Мне неловко давать оценки, так как я не в праве осуждать людей. Хотелось бы, чтобы универсальные ценности: любви, доброты, смирения играли в православии большую роль. Сейчас они отодвинуты на второй план другими вещами, которые тоже, может быть есть в православии, но занимают не самое важное место.

Мне очень хочется надеется на лучшее, хотя бывает и тревожно. Поколение церковных иерархов, стоящих сейчас во главе РПЦ в значительной степени были воспитаны при советской власти в атмосфере гонений на церковь. Это люди очень образованные, и при этом способные смотреть на вещи в более широкой перспективе. Мое небольшое соприкосновение с людьми, играющими весомые роли в церкви, но воспитанные уже сейчас, меня немного настораживает, так как ими зачастую движет материализм.

— Кстати, многие современные религиозные течения, как, например протестантизм пытаются легализовать стремления к наживе, не противопоставляя материальное духовному? Праильно ли это?

— Конечно, нет. В протестантизме делается разделение между ценностями нынешней жизни и духовной. То есть религия в каком-то смысле стала частью жизни, а не самой жизнью. тогда как любая настоящая религия должна стать настоящей подлинной жизнью человека и формировать отношение к миру. Отношение всех главных религий к материальному миру, мягко говоря, настороженное, так как мир этот, больше располагает нас к тому, чтобы мы забыли о Боге и наслаждались мирскими утехами ,вместо того, чтобы использовать этот мир в служении Богу. В общем, мы видим, что эти тенденции, которые протестантизм поставил во главу угла в Америке достигли апогея. Америка в массе своей очень религиозная страна. В то же самое время именно американская цивилизация породила большую часть зол современного мира. И это неслучайно. Потому, что американская культура была сформирована именно такими ценностями, которые в общем способствуют незаметному умерщвлению сознания человека.

— У каждого человека свой духовный путь или он для всех единый?

— Разные пути, если они подлинные, помогают человеку так или иначе приблизиться к этой цели. Пути разные потому, что разные люди по-своему осознают эту цель. В конечном счете ответить на этот вопрос можно, вспомнив начало романа Льва Толстого «Анна Каренина» «Все счастливые семьи счастливы одинаково, а каждая несчастная семья несчастна по-своему». Все религиозные люди, достигшие высшей цели или близкие к ней похожи друг на друга, одинаковы своим отношением к Богу. Разные религиозные пути это своего рода компромисс между Высшей Целью и человеческой слабостью. Во всяком случае это относится к тем путям, которые сегодня существуют на земле. Любой человек, который достигает цели на любом из этих путей, будь то мусульманство в его глубинном мистическом аспекте как у суфиев, или православное христианство, католичество способен услышать и понять другого человека, который тоже стоит на духовном пути. Но на более низком уровне люди предпочитают подчеркивать именно различия этих путей.

— Вы часто употребляете слово «религиозный», в то время, как многие люди его стесняются, заменяя словом верующий? Это одно и то же или это разные вещи?

— Я часто слышу противопоставления этих понятий, а также понятий духовный и религиозный. Слова религиозные боятся часто потому, что под этим подразумевается чисто обрядовость или механичность отношения к религии. Верующий может быть более точно отражает, что нужно делать на пути к Богу. С другой стороны если смотреть самую суть религии, то различий нет. Слово религия происходит от латинского «religare», а корень «лиг» означает связывать, а корень «ре» воссоединять. То есть религия призвана восстановить нашу связь с Богом. Поэтому в конечном счете религиозное — это в высшей степени духовное.

— Расскажите суть Вашего пути?

— Наш путь называется Бхакти-йога, что означает связь с Богом через любовь и через служение. Служение, любовь, самопожертвование, смирение — все это вещи, которые отражают одно и то же состояние человеческой души. Мы пытаемся реализовать духовную природу или осознать ее через служение Богу, или всему, что с ним связано. Суть нашей практики — повторение святого имени Бога. В этом смысле она похожа на некоторые течения христианства, как например исихазм. Мы повторяем имя Бога, чтобы эту связь утвердить и почувствовать в своем сердце.

— Спасибо Вам большое,дай Бог Вам пройти свой Путь и достичь Цели!

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Телефон: 589-59-47

Мобильный: +7-916-570-2201

Email: Отправить сообщение

Внимательно изучая информацию этого сайта, Вы сможете понять основы ведической философии и культуры, ее связь с другими мировыми культурами, а главное сможете применить знание Вед в своей собственной жизни — и благодаря этому сделать ее счастливой и гармоничной.